alex_manTana (alex_mantana) wrote,
alex_manTana
alex_mantana

32 марта (слишкомногабукаф)

- Сразу по морде. Сразу! - взволновано визжал перед зеркалом Семен.
- Нашелся, блин, начальничек, - продолжал злорадствовать он.
- А может вообще киллера нанять, что бы он Петровича в лесу, при мне замучил до смерти, что б Петрович пощады просил, а я ему все вспомню и как премиальные за пьянки срезал, и по субботам на работу гонял. А чутье у заразы! Только с хлопцами Фауст всковырнем, только его родимого к губам дрожащим поднесем, а он тут как тут. Так отдерет, так мозги прополаскает, что ночь не спишь – кошмары донимают. Да о чем это я? Теперь только Немирофф! А ну и Немирофф этот, только… ну как там его, ну этот Ханези… Хэнежи… Ну, блин, Петрович рассказывал, как в Германии на стажировке пробовал… Ладно, потом спрошу, эх жаль что воскресенье, эх жаль…
Рука Семена непроизвольно потянулась к потрепанной пачке «Гродно». Едва вдохнув едкий дым, он закашлялся.
- Ну и отрава,- с презрением посмотрел на пачку и мастерски щелбаном отправил ее с кухонного стола в открытое окно.
- Пусть этот фарш из трав Беловежской пущи лохи смакуют, - однако, хоть и с перекошенным от отвращения лицом, но зажженную сигарету докурил, вроде как прощальную.
- Теперь только… ну как там их, ну эти… Стратарер… Растрэрер, вот блин, не помню. Петрович рассказывал, мол самые дорогие сигареты в мире. Ну Петрович, ну зараза, куда ни плюнь, все в него упирается. Придется звонить. Так, 10:42 – уже точно не спит.
Повозившись минут 20 с проводом телефона, Семен наконец-то услышал вместо щелчков длинный гудок.
- Ничего Сёма, все поменяем. Все!- подбодрил он себя и принялся накручивать заветную комбинацию цифр.
- Алло, Петрович? Доброго Вам здоровьица. Петрович, вопрос у меня к вам. Помните как вы рассказывали о стажировке в Германии? Да нет, не про тепловые насосы… Что??? Какие альтернативные источники энергии???
- Петрович, насчет источника так то оно так, вот только душевная, знаете ли, энергетика интересует. Вы про какой-то Хэнэжи с Растрэрером рассказывали. А? Как-как? Хе-не-си? Понятно. А? Еще раз. Тре-же-рер? Точно! (А ведь почти вспомнил, в глубине души укорил себя Семен).
- Зачем, зачем… Завтра расскажу! - и Семен с надменным видом небрежно бросил трубку.
- А по морде все равно съезжу умнику. Голодранец!
Теперь Семен точно знал как начнет завтрашний день. Подумаешь понедельник. И кто придумал это бредовое изречение: понедельник - день без денег. Это не про меня. Я – исключение. Я… Я..! Я!!! Семен резко расправил руки в стороны и правой очень сильно ударился о холодильник.
- Японский городовой, - прошипел Семен и озлобленно покосился на старенький «Атлант».
- Что б тебя, ну держись! На всякий пожарный, Семен заглянул внутрь и, убедившись, что холодильник девственно пуст, принялся двигать его в сторону окна.
- А что, мне сейчас все можно. С участковым этого самого, ну как его, - Семен искал глазами листик на который записал хитроумные заклинания «от Петровича». Нашел и продолжил мыслительный процесс.
- Хенеси бахнем, Трежерером закурим и никаких про-бле-м-м-м… Немного напряжения и «Атлант» стремительно полетел вниз. Цветочная клумба бесшумно приняла незваного гостя и Семену слегка взгрустнулось: хотелось пафосно и громко. Ну да ладно, в запасе была затертая временем и добитая людьми стиральная машина «Малютка», уж ее до асфальта, Семен добросить мог. Но не тут-то было. Может, Семену падение холодильника и показалось тихим, а вот его супруге Зине – нет!

Влетев вихрем на кухню, Зина, без объяснений, влепила Семену пощечину. Учитывая габариты Зины. А они в 2,5 раза превышали габариты Семена, Сеня как перышко от дуновения ветра полетел в стену. Судя по рельефности стены, Сёма пошел с ней на контакт в сотый, а то и в тысячный раз.
- Сёмочька, чем это ты тут шумишь? – ласково спросила Зина.
- Зинуль, рыбонька, - сплевывая на пол коктейль из осколков зубов и крови зашептал Семен.
- Ты понимаешь, завтра мы начнем новую жизнь! У нас будет все, что мы захотим.
- Хватит брехать, скотина. Чем шумел? – уже совсем не ласково гаркнула Зина, скользя взглядом по убогому убранству кухни. Естественно, ей не составило большого труда, мгновенно вычислить изменения в интерьере. Семен прочувствовал это спинным мозгом и больно раня руки осколками зубов, стремительно пополз к выходу из кухни.
- Где??? – заорала Зина и все в окружающем пространстве подверглось сильнейшему приступу паралича. Лишь у Семена, имеющего выработавшийся иммунитет, скорость возросла да первой космической, но не судьба… Тяжелая чугунная сковорода, врезавшаяся в дверь, аккурат над головой Семена, явила собой симбиоз знаков «Стоп» и «Кирпич». Семен уперся лбом в дверь и опустошенным взглядом уставился в пол. Семен улыбнулся. Заветный бумажный прямоугольник выпал из нагрудного кармана рубашки и оказал на Степана сильнейшее положительное воздействие. Мозг напрочь отказался бояться Зины, а желание вышвырнуть «Малютку» стало непреодолимым.
- Зина прекрати, - с поражающим самого себя спокойствием, хладнокровно прошепелявил Семен.
Зина, выцеливающая голову Семена очередной сковородкой, опешила. Все-таки 20 лет совместной жизни в подобных ситуациях она всегда выходила победительницей, а тут впервые Семен, что-то сказал! Именно сказал, а не скулил, как это происходило по обыкновению.
- Семен, так, что с холодильником?
- Зинка, - умиротворенно прошептал Семен, вытирая окровавленные руки о рубашку. – Эта рухлядь там, где ей и положено быть, - в это время уже чистыми, дрожащими от волнения руками, Семен бережно поднял заветный бумажный прямоугольник. Улыбнулся и аккуратно уложил его в нагрудный карман.
- Выгляни в окно, - прошептал он.
Зинка по заговорщицки, бочком, начала пятиться к открытому окну. Конечно, их совместная жизнь впитала в себя множество абсурдных поступков Семена, но…
- Сеня, ты шибздик, что ли? – только и смогла выдавить из себя Зина, - Ты же…
Гулкий раскат дверного звонка, заглушил продолжение Зининой тирады.
- Никак участковый пожаловал, допрыгался ты Сёма.
- Зинка, не открывай, - взмолился Семен. – Я тебе все объясню, но сегодня не до участкового, а завтра – хоть президент, чес слово.
Звонок повторился, но зачарованная поведением мужа Зина, даже не шелохнулась. В дверь начали стучать. Спустя минуту за дверью можно было различить пьяную и весьма нецензурную брань. Зина озлобленно покосилась на Семена. Семен же, используя неизвестно откуда проявившиеся навыки пантонимы, призывал Зину сохранять тишину. Он уже и сам понял, что в дверь ломился его закадычный дружбан – Артур. Но именно его, Семен не хотел видеть вовсе. «Что б ты сдох!» - заискрила мысль в перевозбужденном мозге Семена. Увлекшись мыслительным процессом, Семен потерял контроль над ситуацией. Очнувшись от тяжких дум, Семен с ужасом обнаружил Зинин силуэт обволакивающий входную дверь.
Око дверного глазка, вырвало из полумрака подъезда слегка опухшее, но при этом весьма довольное лицо Артура.
- Зинка не смей-й-й, - прошипел Семен.
Скрип вспученных досок пола, неоднократно заливаемых «любимыми» соседями сверху, олицетворял собой табличку на входной двери – «Мы дома!». Однако, вскоре скрип прекратился и Артуру ничего не оставалось, как после получасового истерического дзиньканья, удалиться восвояси. Семен взмок. Рубаха прилипла к телу, а язык к нёбу. Он жадно глотал воздух и создавалось впечатление, что он как минимум избежал встречи со смертью. Зина не на шутку испугалась, наблюдая за поведением мужа и дрожащим, заискивающим голосом спросила:
- Сёма, чё это ты, а?
Голос жены привел Семена в чувство. Он выглядел постаревшим на 100 лет. Тяжело дыша, он поднялся с пола и пошатываясь, начал тупо шарить взглядом по кухне. Лишь спустя несколько минут его осенило, что сигареты он ищет напрасно, снайпер, блин. Семен сел на табурет и жестом пригласил присесть рядом Зину, что она и проделала незамедлительно. Дрожащая рука Семена потянулась к карману. Извлекла из него цветной бумажный прямоугольник и Семен, неожиданно для Зины, расцвел.
- Вот. – сказал он, протягивая листик жене.
- Так это ж лотерейный билет! – выдохнула Зина. – А ты тут устраиваешь черт знает что!!!
- Билет… Да, билет! Билет в новую жизнь! – шокирующим Зину, уверенным и наглым голосом продекларировал Семен.
- Я снял Джек-пот – 36 миллионов долларов, ты понимаешь!!!
Грохот упавшего бессознательного тела Зины на пол, красноречиво говорил о том, что она все поняла. Семен подскочил к Зине и начал лупцевать ее по щекам, за что незамедлительно был награжден хуком в правое ухо и отлетел в излюбленную рифленую стену.
- Доллары, доллары, доллары, - шептала обезумевшая Зина с нездоровым блеском в глазах.
- Порвешь дура, - заревел Семен, видя, как побелевшие от перенапряжения пальцы Зины впились в билет.
- Доллары, доллары, доллары…
Семен молча взял с плиты чайник, сорвал с него крышку и окатил Зине спину. Подействовало! Зина прекратила повторять свое заклинание.
- Вот такие дела, Зинка, - торжествующе провозгласил Семен, прилагая огромные усилия к устранению пальцев супруги с заветного квитка.
- Завтра иду за выигрышем! Завтра!
Губы Зины расплылись в улыбке.
- Сёма, а ты мне шубу купишь?
- Какие проблемы, дурёха! Да хоть 100 шуб, ты вообще понимаешь, что мы сказочно богаты!?
- Понимаю…, - промурлыкала Зина.
- А чего ты на Артура так взъелся, вас же водой не разольешь?
- Артур… Зинка, билет он мне подарил, вчера вечером. Пили мы, ну суббота всё-таки. Так он и говорит: «Вот Сёма тебе билетик, 2 года играю в это хреново лото, хоть бы чего-нибудь выиграл. Может тебе повезет!» И договорились – выигрыш пополам.
- Да пошел он на хрен! – закричала Зина, совершенно забыв, что умеренно пьющий Артур, из своих кровных предоставил им деньги для первоначального взноса за квартиру. Да еще поручителем подвязался по Сёминому кредиту.
- То-то и оно Зинка, то-то и оно…
Семен окончательно пришел в себя и задумчиво уставился в окно. Зиной же овладел потребительский синдром. В голове этой женщины, сменяя друг друга, проносились тысячи слайдов того, что она когда-либо видела, но не могла себе позволить. Однако, желание купить все и сразу спрессовало все слайды в бесформенный ком и Зина, почувствовав легкое недомогание, начала приходить в себя.
Тишину нарушил Семен:
- Выпить охота. – с некоторой грустью, тяжело выдохнул он.
- Дорогой, я мигом! – выпалила Зина и стремглав понеслась в спальню за семейными сбережениями. Это тайное место было ведомо только ей и Семену за долгие годы совместной жизни из этого «стабфонда» не перепало ни рубля, а тут…
- Сёма, тебе водочки? – сжимая несколько стодолларовых купюр, полюбопытствовала Зина.
- Ты чё? Коньяк! – Семен повторил визуальный ритуал, отыскал ценный манускрипт и вручил его Зине.
- Во! Хенесси и Трежерер!
Понимая, что нынче ей все до лампочки, Зина набросила на домашний халат ветхий плащ и как есть, в домашних тапочках в темпе вальса устремилась в ближайший магазин. Как это ни странно очередь в обменник отсутствовала, а Зине так хотелось повышенного внимания. Правда подойдя ближе к окошку «эксченджера» она его неожиданно получила. Глядя на Зинин прикид, девушка по ту сторону стекла, подвергла три сотенные банкноты всем известным и не известным простым смертным, методам контроля. Зину это слегка утомило и ее аморфные черты лица, обрели черты звериного оскала, из-за чего кассирша нервно заикала и в спешном порядке отлистала Зине причитающуюся сумму в рублях. Совершенно понятно, Зина эту «мелочь» пересчитывать не стала, впрочем, врядли б смогла, но речь не об этом. Обстановка в вино-водочном все поставила на свои места. «Ба! Знакомые все лица. Ба!...»
-Йик! – Даже живого Ленина Зина не испугалась бы так, как Артура. Из добрых пары десятков человек, напряженно ожидающих своей очереди, Артур был третьим. Он сразу признал Зину и жестами начал зазывать к себе.
****
Зина, и так по жизни не отличавшаяся красноречием, сейчас могла изъясняться лишь жестами и знаками препинания. Пустив корни в обшарпанный бетонный пол она таращилась на Артура, как овца, на впивающегося в ее горло волка. Весь налет пафоса, который просыпался на Зину звездной пылью около обменника, растаял как первый снег.
Текли минуты, а Зина никак не могла прийти в себя. Проблески чувства реальности дали о себе знать только после того, как Артур, уже совершенно не улыбающийся, преодолев в два прыжка расстояние до Зины, принялся ее тормошить.
- Зинка! Зинка, ты чего? – дрожащим голосом тараторил он. Только сейчас он обратил внимание на ее нелепую одежду.
_ Что-то с Семеном? Да, блин, Зина? – не унимался Артур. Зина на автомате кивнула в ответ.
- Так что!? Что случилось???
- М-м-м…- выдавила она из себя и начала жестами изображать нечто несусветное.
- Что??? – заорал Артур. – Выпал из окна??? – Зина утвердительно закивала, а Артур медленно осел на пол. Друзей, как известно, много не бывает, а если он по жизни единственный и неповторимый, то это – одна душа на двоих. Артур отказывался верить в происходящее, но несколько неопровержимых фактов произошедшей трагедии, заставили поверить. Во-первых, после того как Семен не открыл дверь, Артур, озлобленный до безобразия поплелся домой. Отойдя на некоторое расстояние от подъезда, он действительно слышал, как что-то упало неподалеку, но не предал этому значения. Во-вторых, и этот факт был самым вопиющим, Зинку если и можно было увидеть в вино-водочном, то только со скалкой, когда она приходила в поисках своего благоверного. Да к тому же, Зина без килограмма штукатурки на лице за порог квартиры - ни-ни! А тут – пугало, как есть пугало.
- Куда его повезли, - простонал Артур. – Куда его п… - На последнее слово не хватило сил и он разрыдался.
Опешившая от происходящего очередь и продавщица 2-й категории Зюкина Галина Петровна, лицезрели не скупую мужскую слезу, а два Ниагарских водопада, местного разлива. Артур перекатывался по полу с боку на бок, не переставая молотить по нему руками. Со стороны. Это скорее напоминало истерику шизофреника-эпилептика: щетинистое перекошенное лицо было перепачкано слюной, соплями и прочими прелестями налипшими с давно не мытого пола, а с губ срывались нечленораздельные звуки. Впору было вызывать спецов по белой горячке, но нестерпимый шум, привел в себя Зину. Тугодумка от рождения, в это мгновение она начала тасовать в голове целых три мысли! Первое место хит-парада занимал: Нахрен я сморозила такую фигню? Ни помощь зала, ни звонок другу и тем более 50 на 50 здесь помочь не могли. Номер два: Как разрулить сложившуюся ситуацию? И здесь, о чудо, сгодилась помощь зала. Правда не людей, наполнявших его, а незатейливых настенных электронных часов показывавших и время и дату.
Номер три: Что я здесь делаю? Ответ на этот вопрос подсказок не требовал. А дальше произошло то, что в глазах присутствующих навсегда оставило на Зине отметину «умолишенная» или «клиническая дура».
- Га-га-га-га-га! – раскатисто загоготала Зина. Очередь и продавщица 2-й категории. Сочувственно уставились на нее. Ведь все как на ладони: тяжелая утрата, истерящий Артур, как катализатор Зининых эмоций. Одним словом – сломалась. Гогочащая Зина прыснула слезами, на секунду потеряла равновесие и чуть было не упала на Артура.
- Первое апреля – никому не веря!!! – по слогам, из-за удушающего смеха, проорала Зина и указала пальцем на огромные электронные часы. Повинуясь ее магическому жесту, все присутствующие, кроме невменяемого Артура, уставились на них. Зина была горда собой за блестящий ответ на второй вопрос. Народ тоже оценил глубину Зинкиной шутки и через несколько секунд осыпал ее бриллиантами могучего мата. Зина поняла – дело худо. Зная ответ на вопрос номер три, она поняла – явно не в этом магазине и стремительно рванула к дверям.
Второе падение за день, но уже не в обморок, такого с Зинкой еще не бывало. Но против законов физики не попрешь: правая нога Зины, намертво зафиксированная левой рукой Артура; Зинин рывок к дверям и инерция, лишь подтвердили аксиому – в жизни всегда, что-то происходит в первый раз. То, что Артур проделал все бессознательно, стало ясно очень-очень скоро. Стоило ему набраться сил и повернуть голову в сторону удерживаемого объекта, распластавшегося напротив дверей, как рука разжалась сама собой. Дальше все было осмысленно. И те узоры, которые с ультразвуковой скоростью плел Артур перед собой тремя перстами правой руки, явили окружающим устойчивый силуэт животворящего креста. В дверях стоял Семен.
Мог ли Семен предположить, что из-за лотерейного билета Артур решит его и Зинку убить? Мог! «Да за такие бабки…» - Семен прервал ход своих мыслей, наткнувшись взглядом на банкноты в руке. Как он предположил, убиенной Артуром жены. Однако неистовство, проявленное Зинаидой в борьбе за деньги, самую малость, но успокоили Семена, тем более, что в этой суровой борьбе он победил. Мгновенно выпорхнул в двери и скрылся в неизвестном направлении.
Население поселка городского типа «Охреновичи», Могилевской области, еще долго испытывало эмоции оправдывающие название поселка и связанные с первоапрельскими событиями. А тем более, навсегда запомнят, что случилось второго…
Рассказывают, что Артур так и не смог оклематься. Не помогло даже полугодовое отпаивание водкой. Был помещен в областной психо-нервологический диспансер с диагнозом: безнадежно болен «кажущейся степенью первоапрельской шизофрении». Диагноз со временем, по просьбе населения «Охреновичей», был внесен в книгу рекордов Гиннеса, как случай единичный и не имеющий аналогов в мире.
**********
- Мужчина, а я ведь и милицию могу вызвать, - улыбаясь сказала приятная девушка сидящая в киоске.
- Да не надо, сам справлюсь. Вы только сразу все в сумку уложите, - откровенно смущаясь, промурлыкал в окошко мужчина, стоящий по другую сторону стекла. Улыбка с лица женщины исчезла. Теперь она смотрела на мужчину подчеркнуто с укоризной, от чего тот смутился окончательно.
- Гражданин. Я ценю шутки, но только тогда, когда они уместны. – заговорщицки прошептала она, - Первое апреля было вчера, так что, желаю удачи в следующем розыгрыше, - она демонстративно соскребла лезвием аккуратно наклеенные вручную числа с лотерейного билета и вернула его владельцу. Семену вдруг захотелось ее задушить.
- Что Вы делаете? Я сам, лично, вчера смотрел розыгрыш! Я выиграл!!!, – вопил он.
- Гражданин. Розыгрыш был позавчера утром, а вчера был повтор!. – едва сдерживая раздражение ответила барышня.
Да. Ради качественной шутки, заядлый лотерейщик Артур не пожалел времени и сил, собирая с помощью ножниц и клея из двадцати, как всегда невезучих билетов, один. Для лучшего друга.
Поговаривают, что причиной взрыва 2-го апреля в квартире Семена и Зины стало небрежное обращение с газом. Однако, мне кажется: небрежное обращение с дружбой.
Цепь событий в «Охреновичах» вызвала огромный общественный резонанс не только в Республике Беларусь, но и на международной арене. На общемировом заседании, где присутствовали представители более 250 стран, был единогласно одобрен и ратифицирован договор запрещающий лотереи и отменяющий календарную дату «1 апреля». Заменить ее договорились датой «32 марта».
Subscribe

  • С праздником!

    С Днем Великой Победы друзья! Самый светлый праздник для нормальных людей, а скорбят умолишенные.

  • Музыка вечна

    Я не особый фанат электронной музыки и рэпа, но порой пробивает на послушать. Для нынешнего поколения у меня вердикт неутешительный, будущее e-music…

  • Ода ракете

    На детской площадке зимою и летом Напротив качелей довольно давно Стояла зелёного цвета ракета, А в этой ракете лежало говно. Ракету из досок здесь…

promo alex_mantana october 11, 2016 13:08 12
Buy for 20 tokens
Было мне в ту пору 19 лет. И вот однажды, на православную пасху, брательник мой старший, предложил съездить в центр Минска на всенощную. А пейзаж за окном такой унылый, погода, вообще молчу: слякоть, лужи, с неба то дождь, то снег, но предложение махануть перед этим пивка, пересилило и мы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments