February 20th, 2012

Nirvana, Леха и гитара. Начало и конец

Однажды, прогуливаясь вечером с одноклассниками по району, я стал свидетелем сцены, которая и стала мощным рывком в моем музыкальном забеге. На скамейке сидел совершенно заурядный парень, играл на гитаре и пел песни группы «Кино». Вокруг него яблоку негде было упасть. А девушки… Ну просто пищали от восторга. Я зажмурился и представил себя на его месте. Класс! То что доктор прописал. И началось… Я дорожил каждой минутой, когда никого не было дома. Бережно снимал чехол, усаживался по удобнее и брынчал. К моему удивлению, даже после месяца подпольных репетиций, мне так и не удалось найти ни одного правильного расположения пальцев на струнах. Откуда я мог тогда знать, что гитару, как и любой другой музыкальный инструмент, нужно настраивать. Ну что ж, пришлось начинать с классики. «В траве сидел кузнечик» на одной струне – это даже больше, чем классика. Это первый экзамен. Если человек сам додумается, как эту не хитрую мелодию подобрать, то безусловно он талант. А если он еще и сам в свой талант поверит, то просто уступи дорогу. Семь дней я как одержимый мучил первую струну. На восьмой, мне показалось, что пальцы левой руки парализовало. Они ужасно болели, но о чудо, я подобрал эту жестокую песню. Сыграл ее маме. Мама плакала от счастья. Конечно, брату не понравился тот факт, что я лапаю его инструмент, но видя, что со мной бороться бесполезно, он закрыл на это глаза. В дальнейшем азам игры на гитаре, меня обучала двоюродная сестра. Она научила настраивать инструмент и показала основные аккорды. Через полгода я уже орал на всю квартиру песни про Афганистан. Дальше – больше. По прошествии еще 12 месяцев, я уже писал свои песни. Самое интересное то, что игра на гитаре мне никаких дивидендов не принесла. Девушкам было пофиг. Но в глазах товарищей я вырос. Вырос пожалуй и в своих глазах. Год за годом я оттачивал мастерство и познавал новые ньюансы игры. Правда это не становилось достоянием общественности. Общественности было достаточно двух-трех самых матных песен «Сектора газа». И вот десятый класс. Брат как-то принес домой кассету-сборку песен, какой-то группы “NIRVANA”. Одногруппник его балдел страшно. Что-то перемкнуло и в моей голове. Я стал слушать эту кассету слишком часто. Брата это нервировало и он поспешил вернуть ее владельцу. Но было поздно, Курт Кобейн занял свою нишу в моем сердце. Только не подумайте, что это сразу начало проявляться в длинных волосах, в пофигизме ко всему – нет! Более того я даже не догадывался, что слушая такую музыку, все эти атрибуты должны у слушателя присутствовать. И вот однажды, курю я на перемене в туалете и заваливает Андрюха Б., в чумовой байке на которой написано“NIRVANA”. Через полгода мы были не разлей вода. Оба патлатые и на своей волне. Мы довольно быстро вжились в новые роли – гранжеры. Кто-то нас считал отбросами общества, но мы не обижались и думали с точностью до наоборот. А тех, кто считал отбросами общества, тех кого мы считали отбросами общества, мы считали своими союзниками. Во как! Наши родители отнеслись к нашему увлечению весьма цивилизованно и не чинили нам преград. Хочешь длинные волосы – пожалуйста, хочешь пропадать днями по тусовкам – пожалуйста, но не в ущерб учебе. Мы с Андрюхой Б. дополняли друг друга: он – бесшабашный, легкомысленный, подвижный; я – уравновешенный, рассудительный и сдержанный. Андрей Б. научил меня брать от жизни все. Вместе мы придумали как брать от нее больше чем все! Совершенно понятно, что бы стать самыми крутыми минскими гранжерами, мне пришлось напрячься. Я бессовестно мучил гитару, пытаясь подобрать песни Курта, но обломался. Да что там обломался, я испытал шок. Никогда не буду рвать на себе рубашку, доказывая, что я офигенно талантлив, но то, что у меня хороший музыкальный слух – орать буду. И он родимый сразу же почувствовал фальшь во всем, что мне удалось подобрать. Я был в отчаянии. Хотя играя Андрею Б. слышал от него только то, что музыка ну один в один, но почему то я ему не верил. Бесился я страшно. Но в один прекрасный день, разговаривая с соседом по подъезду, я узнал от него, что Курт использует особый аккорд – драйвер. Под него даже гитару перестраивать нужно. Что за драйвер такой, конечно никто не знал. Помог как ни странно Андрюха Б., странно потому, что он и по сей день к гитаре не имеет ни какого отношения. Андрей Б. купил журнал. Что ни постер – Курт лабает на концертах. Смотрели мы, пищали от восторга и тут меня замкнуло на внутренний контур. Ничего не видел и ничего не слышал несколько секунд. Меня осенило! Длань божья коснулась моего чела! Я вырвал у остолбеневшего Андрюхи Б. журнал и стал лихорадочно его листать. Вот оно! Вот он смысл гранжерской жизни и тайна гранжерской души. На одном из фото, Курт в спокойной студийной обстановке, что-то играл. Фото было очень хорошим и мне не составило особого труда рассмотреть расстановку его пальцев на струнах. Вытащив пачку сигарет, я по быстрому нацарапал на ней три струны, расписал лады и отметил точками расстановку пальцев. Всунул в руки ничего не понимающему Андрюхе журнал, сказал, что вечером зайду и помчался домой. Вечером к Андрею я не зашел. Я зашел в тупик. Ошибки быть не могло, я все делал правильно, но музыки не было. И я понял, что Курт просто гений или вообще инопланетянин хренов и забросил гитару в самый темный угол. Мы и без нее классно проводили время. Это была эпоха, когда мы научились по-взрослому пить пиво. Эпоха, когда мы научились по-детски пить «чернила». Мы шарились по сейшенам, концертам белорусских альтернативных групп. Мы были счастливы в своем безграничном мире. Помню, как сестра принесла мне тексты песен и как мы вырывали их с Андрюхой Б. друг у друга. Как мы захлебывались счастьем и без музыкального сопровождения орали эти песни. Помню и первое музыкальное сопровождение. И опять ключ к разгадке нашел прямо-таки мифический Андрей Б.. Мы отрывались у него в квартире, пиво, все-такое. Когда порядочно захмелели, то врубили на все катушку “NIRVANA” и начали как бешеные скакать. Просто скакать надоело очень быстро и Андрюха с криком «Я – КУРТ!!» схватил гитару и начал имитировать игру. Затем он вскользь взглянул на висящий на стене плакат с Куртом он произнес:
- Е мое, не так, блин! – и переложил гриф гитары в правую руку.
Я мгновенно протрезвел. Уставился на плакат и понял, каким идиотом я был. Курт – левша, а я все делал считая, что он правша. Ну не заметил я этого сразу, хотя как так можно… Я вырвал гитару из рук Андрея, схватил со стола журнал и побежал в другую комнату. Андрей выключил музыку и пришел ко мне, демонстративно крутя пальцем у виска. Я объяснил ему в чем дело и он просиял. Наступил торжественный момент: ставлю пальцы, побольше воздуха в легкие, брынь – четвертая струна не в тему. Прошло пять минут и все было в тему. Я сделал это! Я – лучший! В тот день мы набрались до поросячего визга. Еще одна высота была позади. Теперь, если мы ехали тусоваться в город, мне всегда по ногам молотил гриф гитары. Вскоре нас уже знали все гранжеры Минска и минской области, и не только.
promo alex_mantana october 11, 2016 13:08 12
Buy for 20 tokens
Было мне в ту пору 19 лет. И вот однажды, на православную пасху, брательник мой старший, предложил съездить в центр Минска на всенощную. А пейзаж за окном такой унылый, погода, вообще молчу: слякоть, лужи, с неба то дождь, то снег, но предложение махануть перед этим пивка, пересилило и мы…