alex_manTana (alex_mantana) wrote,
alex_manTana
alex_mantana

Алканатор

Глава 2.

Излучая бледный свет, красавица луна изо всех сил пыталась осветить пропитанный серостью город. Даже вездесущие бродячие собаки, коих повсюду было превеликое множество, не смели нарушать царящее на улице умиротворение. Тишина. Только чей-то пронзительный вой взбудоражил спящих до сего времени людей. «Даешь перевыполнение плана мыльных фабрик! Чертовы собаки!» - наверное, подумал каждый из этих людей. У Василия Никифоровича на этот счет было особое мнение. Амплитуду своего рева, он вынужден был подгонять под нестерпимый перезвон в своей черепной коробке. Сложные, сдобренные матерщиной проклятья, лились в сторону всех, кто хоть чем-то насолил Василию. Причем КПСС и вышибалы, безоговорочно разделили первое место хит-парада. Однако, пропитой глоткой долго кричать у Василия не получилось. Он обессилено сел на холодный асфальт, обхватил голову руками и начал клясть судьбу. Продолжая свои причитания, Василий Никифорович даже не успел заметить, как к нему подкралась бродячая собака.
- Уйди, демон! Уйди! – заорал узревший собачью морду герой СССР.
Вполне возможно, что собака просто проходила мимо, но нельзя исключить, что она хотела продегустировать Василия. Однако не судьба. Василий продемонстрировал третью пластунскую скорость исобака, жалобно скуля и истекая слюной, побрела в ночь. Только сильный выхлоп перегара тянулся густым шлейфом за уползающим вдаль человеком. Луна продолжала тлеть в ночном небе. Город вновь погрузился в умиротворение и тишина окутала серые улицы. Только чей-то зычный голос, время от времени вопил «We are living in America», вперемешку с «калинкой-малинкой», в глубине ночного города.
……

- Они тут, блин, - подумал Василий, - всё следят за мной.
Он шагал, шатаясь из стороны в сторону, шагал неведомо куда, постоянно осматривая все подозрительные углы на предмет наличия шпионов.
- Ага, блин, прячьтесь, следите, меня не поймаете! – крикнул в голос Василий.
- Да задолбал уже, успокойся, придурок! –ответил кто-то из окна на седьмом этаже рядом стоящего жилого дома.
- Ага, вот ты где, продажная шкура! Вот тебе! – Василий Никифорович бросил первый, попавшийся под руку предмет прямо в потенциального шпиона.
Первым попавшимся предметом был булыжник, мирно лежащий на дороге, но он так и не долетел до «шпиона». Вместо этого, камень попал в окно, что находилось двумя этажами ниже. Василий Никифорович спешно скрылся в тени домов, и ему не довелось слушать все те проклятия, что вылетали прямо из разбитого окна. Целеустремленно шагая по асфальту, непризнанный герой СССР пытался вспомнить местонахождение своего дома, но его (дома) координаты так и не припоминались. Множество преград стояли на пути Василия: то асфальт пару раз неожиданно поднимался и сильно бил по лицу, то столбы уличных фонарей все перебегали дорогу, иногда сильно ударяя Василия то в левый, то в правый глаз. Через десять минут ночного похода, Василий Никифорович уже не сильно различал дорогу. Окрашенные в насыщенный фиолетовый цвет гематомы предательски давили на глаза, тем самым доставляя большие неудобства.
«Вот он, дом родной, блин!» - подумал Василий, когда всем телом уперся в деревянную дверь частного дома. Кулаки начали молотить по дереву, издавая соответствующий звук ударов, но внутри никого не было. Тут-то Никифорович вспомнил, что он со студенческих лет жил сам, что у него не было никого, кто бы мог открыть дверь. Отчаянные поиски ключа от входной двери ничего не дали. Его (ключа) не было ни в кармане от спортивных штанов, ни в кармане от болоньевой куртки, вообще нигде не было этого чертового ключа. Будучи с детства сорвиголовой, Василий никогда не отчаивался, даже в таких безвыходных ситуациях, как эта. Он руками нащупал оконную раму и попытался открыть само окно. Попытки открытия были безрезультатными: сколько бы не старался он вдавить окно внутрь, оно все не поддавалось. Подведя итоги, Василий понял, что «запасной вход», по всей вероятности, открывался наружу. Те десять минут, что ученый-физик провел под этим окном, показались ему вечностью, в которой все было относительно. Больше не тратя время на домыслы, он просто выбил стекло и принялся вползать вовнутрь. Комната, в которую ввалился отчаянный физик, встретила его своей не совсем приветливой атмосферой. Раньше, все эти странные ощущения чуждости своего же родного дома Василий Никифорович относил к редкому (даже очень редкому) пребыванию в стенах этой крепости. Местные бары и пивнушки давно стали для Василия вторым, более родным, нежели первый, домом. Так и проходили годы его скромной, но полной все новых и новых открытий жизни. Но, как сам для себя выяснил Василий, ему все было глубоко по барабану. Он приземлился лицом на пол и, полностью повалившись на мягкий ковер, замер на какое-то время. Боль, которая донимала все тело, без исключений, потихоньку утихала. Жизнь налаживалась.
Уши Василия Никифоровича уловили какой-то звук. Это было похоже на чьи-то шаги. В голове пронеслась только одна мысль: «Воры!». Замерев на месте в лежачем положении, непризнанному герою СССР пришлось полагаться только на слух, потому что глаза все еще не открывались. Звук ставал все громче и громче. Было ясно, что встречи с нежданными гостями не избежать. Руки и ноги были словно ватные, но Василий не бросил попытку встать на ноги. Медленно, но уверенно он поднялся с земли и пальцами раскрыл свои глаза. Резкий свет ударил по сетчатке глаз, что заставило немедленно отвернуться. Но, как успел заметить Василий, кроме яркого света в комнате была еще одна странность. Этой странностью являлась женщина лет сорока пяти, но, что самое странное, она была одета в ночной халат, а в правой руке, что еще более странно, держала обычную деревянную скалку.
- Воры! Воры! Ах ты скотина! Спасите, в доме Воры! – орала женщина в ночном халате.
- Что, блин, тут такое в моем доме происходит, а!? – только и смог ответить Василий Никифорович перед тем, как его голову пронзила сильная боль.
Не видя перед собой ничего, Василий закрывал руками голову от ударов скалкой. Открыв глаза настолько насколько это позволяли опухшие веки, он увидел, что в комнате не было ничего знакомого: чужие обои, чужая мебель, даже чужой кот, что забился в угол и яростно шипел.
- Вы зачем, блин, обои переклеили? - в недоумении орал Василий Никифорович. – А мебель мою куда подевали?!
- Я тебе сейчас покажу где твои обои и, тем более, где твоя мебель, собака поганая! – орала обезумевшая от страха женщина.
Похоже, что испуг не мешал женщине яростно колотить бывшего ученого-физика, более того, грозить ему вызовом милиции. Громко ругаясь, Василий Никифорович принялся искать то окно, через которое он попал в дом. Его поискам мешали постоянные удары скалкою. Еще немного и, - о спасение, - это было оно, то самое окно. Женщине, что пыталась отбиться от вора, только и пришлось увидеть исчезающие в разбитом окне ноги Никифоровича.
Tags: литдыбр, старые поделки
Subscribe

  • Противоестественное

    Сперва противоестественно долгие выходные. Теперь противоестественная рабочая суббота. Сидел с утра злился, схерали россияне на письма не…

  • Хороший руководитель

    Основная, а может быть даже единственная черта хорошего руководителя - это отношение к самой сути "ответственности" за все что происходит…

  • Шизофазия 99-го уровня

    Мазияфакер, срочно верните холода! Пинцет, как только потеплело и выглянуло солнышко со всех щелей поперли контуженные технадзоры и прочая…

promo alex_mantana october 11, 2016 13:08 12
Buy for 20 tokens
Было мне в ту пору 19 лет. И вот однажды, на православную пасху, брательник мой старший, предложил съездить в центр Минска на всенощную. А пейзаж за окном такой унылый, погода, вообще молчу: слякоть, лужи, с неба то дождь, то снег, но предложение махануть перед этим пивка, пересилило и мы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments