alex_manTana (alex_mantana) wrote,
alex_manTana
alex_mantana

Такая, блин, вечная молодость. vol 3

Оборачиваюсь – одногруппник, но из разряда таких, с которым до сих пор друг друга якобы не замечаем. Звали его Антон С. Ну я ему на пальцах объяснил, кто куда бежал, кто как бил и кто, собственно, забил. Антон С. с интересом выслушал, поблагодарил и принялся дальше писать конспект. Не прошло и трех минут, как тот же шепот опять нарушил тишину:
- Слушай, а Милан?
Теперь я без пространных описаний раздраженно выпалил ему голые цифры и фамилии забивших. Затем опять окунулся в магию цифр: голы, очки, секунды. Первая пара пролетела незаметно. Выпрыгнули на перерыв. Я с сигаретой в зубах сразу в компанию Вадика П. и Андрея К., а этот странный Антон С. сперва стоял в сторонке и косился на газету в моих руках. Затем все-таки подошел и попросил дать глянуть одним глазком. В итоге на следующей паре мы сидели рядом и до конца учебного дня от корки до корки прочитали газету. Так начинается дружба настоящих мужчин! Если мы с Антоном С. начинали обсуждать какой-либо матч, то одногруппники шарахались от нас как от чумных. Они категорически отказывались понимать большинство терминов, которыми мы сыпали без конца. После знакомства с Антоном С. у нас в группе образовалась не плохая ячейка по интересам: я, Вадим П, Андрей К. и Антон С. Эх, молодость- молодость! Первое время, в связи с отсутствием фантазии, мы предпочитали бухать в общаге. Затем проблески фантазии порекомендовали нам бухать у меня дома. Пьяный Вадик П. и гитара – это сто килограмм в тротиловом эквиваленте. Сперва брат был против музыкального сопровождения наших посиделок. Но наступил долгожданный момент, когда ему стало абсолютно фиолетово. В среднем, мы выпивали три бутылки водки на четверых. После второй бутылки начинался творческий вечер: ”Доброй ночи, соседи!”. Не знаю кто из соседей, но точно знаю почему, неоднократно вызывали участкового. Сказать, что его профилактические беседы не оказали ни какого влияния – ничего не сказать. В большинстве случаев он сам приходил упираясь рогами в землю. Мы же, то ли начали умнеть, то ли заколебало однообразие, но бухать перестали. Требовались новые идеи и они нас посетили. Теперь основным видом деятельности стали поездки к девушкам. Будучи иногородними Антон С. и Андрей К. оперативно пробили адреса своих одноклассниц, которые учились в г. Минске. Список получился не очень большим и они добавили в него всех кого знали в Минске. Единственное огорчение – Вадик П. отказался участвовать в этих поездках. Что ж, у всего есть начало и конец, наш квартет трансформировался в трио. Я сносно владел гитарой и запредельными децибелами своего голоса, в одиночку снискал себе славу прожженного романтика в общаге пединститута. Единственный враг, который постоянно мешал с кем-нибудь поближе познакомиться – водка. Ибо, когда я предавался романтическим музыкальным наваждениям, то всегда был невменяем. Самое интересное, что гулять я начал еще круче, а на учебе это никак не отражалось, даже легче стало. Все просто: Андрей К. и Антон С. были отличниками. Теперь если я попадал в засаду, они оперативно меня спасали. На летнюю экзаменационную сессию я не затратил ни одной нервной клеточки. Правда, оценки опять являли собой прожиточный минимум. Затем было два месяца изнурительной геодезической практики. В тридцатиградусную жару, под палящим солнцем, новоиспеченные негры мучили нивелиры и теодолиты. Вытерпели и это.
Второй курс был конечно разнообразней, но в целом наше улетное трио продолжало гнуть свою линию. Один раз, правда, упороли косяк. Напившись до беспамятства в пивном баре, где мы по традиции безбожно ершили, мы отправились прогуляться в ближайший парк отдыха. С собой захватили еще по бутылочке пива и полетели гуси-лебеди. Приземлились на скамейку и порешили допить зелье и ехать в общагу спать. Вероятно, мы слишком громко разговаривали, потому, что зашедшие в парк стражи порядка при всем богатстве выбора направились именно к нам. Обыскали как положено, к своему удивлению ничего не нашли и также неожиданно отстали. К этому времени зов природы уже перегнул меня пополам. Я уединился в близлежащих кустах, а выйдя из них увидел веселую сцену: Андрей К., неподалеку от скамейки, пугал землю всем выпитым и съеденным за этот день, а Антон С. беседовал с двумя девушками. Я возгордился им, ну только оставь человека наедине с самим собой, как он тут же умудряется кого-нибудь снять. Подойдя поближе, я перестал петь ему дифирамбы. Одна из девушек держала в руке почти опустошенную бутылку дешевого вермута и тупо смотрела в землю, вторую Антон С. взял за локоть и увлек в сторонку. В нерешительности я медленно приближался к скамейке. Подойдя вплотную – присел. Девушка с бутылкой лучезарно улыбнулась и мне стало страшно. Про таких в народе говорят: “Страшнее атомной войны”, но уверяю вас то, что я увидел было еще страшнее. Когда она поинтересовалась моим именем, я просто не смог открыть рот, настолько был страшен паралич вызванный увиденным. Кто-то грубо постучал мне по плечу и я обернулся. Перед о мной из стороны в сторону шатался улыбающийся Антон С. Отведя меня в сторону он в двух словах объяснил мне, что девушки хотят выпивки и секса ,и, нужно без промедления выдвигаться в общагу. Точно не помню, но кажется я пытался встать на колени, что бы мы этого не делали, но краем глаза просканировал вторую девушку и с облегчением вздохнул. Надо, значит надо! Все еще блюющий Андрей К. сделал такси безальтернативным видом транспорта. По пути в общагу разжились сигаретами и спиртным. Во всей этой истории много пробелов. События разбились на односложные слайды. Абсолютно потерялась причинно-следственная логическая цепь. И жизнь, в который раз, подтвердила постулат: “Везет дуракам и пьяницам”. Меньше всех в этой истории пострадал Андрей К., так как по приезду в общагу, он рухнул на кровать и мгновенно уснул. Мы с Антоном С. решили идти до победного конца. Но девушки, после распитой бутылки водки, к нашему всеобщему удивлению заговорили о денежном вознаграждении за обещанное безобразие. Мы опухли от такой наглости и решили выставить их из общаги. Однако кто-то из соседей Антона С. обнаружил пропажу денег и начался грандиозный скандал. О скандальных разборках писать не хочется, хватит и того, что барышень забирал из общаги ОМОН, как особо буйных. Затем три дня эта вечеринка не сходила с уст всего потока. Очень не приятно было являться объектом насмешек этой орды, охочей до всяких сплетней. После этого происшествия, девушек пьющих дешевый вермут и имеющих характерное легкое поведение, мы не подпускали к себе на пушечный выстрел.
В целом, на втором курсе жизнь стала намного интереснее. Оказалось, что в общаге можно не только беспробудно пить, но можно и весело поиграть в карты. Играли, как водится, на интерес. У некоторых этот интерес выражался в устойчивом синем цвете ушей, кончиков пальцев обеих рук и носа. Поверженных лупили по этим органам колодой нещадно. А игра была страшная – храп. Это только подрастающее поколение не признает ничего, кроме виртуальных развлечений, а мы в свое время постигали азы футбола, хоккея, баскетбола и не обошли стороной индустрию игорного бизнеса. Прилично играть в храпа я умел уже в 8-ом классе. Началось все играми на конфеты с отцом, продолжилось лесными посиделками с такими же азартными как и я. Уже в юном возрасте наша “храпящая” братия вкусила азарта высшей пробы. В миру ходят легенды о страшной игре – “Храп”. В большинстве карточных игр, принцип внесения ставки аналогичен, внесению средств в уставной фонд регистрируемого предприятия. Самая типичная ставка ассоциируется с уставным фондом “ООО”, т.е общество с ограниченной ответственностью. Внес 300 евро и все. Проиграл – плохо конечно, но хуже уже не будет. Никто не заставляет вас в покер до потери сознания бросать на стол деньги с истошным воплем “Дальше!”. “Очко” тоже весьма демократично, а храп господа переворачивает все с ног на голову. Начальная сумма банка за 5-8 игр может увеличиться в 300 раз и это не предел. Причем никто не застрахован от участия в заведомо проигрышной игре. Такие понятия как “вертолет” и “веселуха” наводят ужас на любого знающего правила этой дикой игры. Не приведи господь, один из играющих произнесет одно из этих слов и в зависимости от суммы стоящей на кону со многими может случиться инфаркт. Все просто: при одном из этих двух явлений никто уже не имеет права выйти из игры и обязан играть независимо он качества карт. Совершенно понятно, что при условии проигрыша человек выставляет на кон сумму которая там первоначально была, т.е. ставит за всех. И при неестественном стечении обстоятельств, за час-два человек может проиграть все, включая свою жизнь. Но в общаге играли не на деньги и по непонятным для меня правилам. Господа, я взываю к вашему благоразумию, никогда не садитесь играть в знакомую вам игру с незнакомыми дла вас людьми. Посидите, посмотрите, распросите о непонятных моментах и только после этого можете принять осторожную попытку вкусить игрища. Я бросился в омут страстей без подготовки и потратил не мало нервных клеток на доказательство своей правоты. Не помогло. Был бит нещадно, но только один раз. Этого хватило, что бы просечь самопальные дополнения к правилам, товарищей студентов. Я убедился, что уровень моего мастерства не плох и понял, что мастерство не пропьешь и не прокуришь. Получив по пальцам всего один раз, я значительно чаще с остервенением нещадно лупил менее искушенных в этом виде спорта товарищей. И уж поверьте мне, что карты – это спорт, причем, один из жесточайших видов. В нем не ломают руки и ноги, в нем ломают судьбы и разбивают вдребезги нервные системы. Это чумовое развлечение в общаге не прижилось и закончилось так же внезапно, как и началось. Многие решили вернуть своим ушам естественный цвет и наше подпольное казино кануло в Лету. Тем временем наше звездное трио по инерции совершило еще несколько ходок по девушкам. Вскоре подкрался тот, кого всегда видно из далека. Я перестал узнавать Антона С.. Девушки его интересовать перестали, водка тоже, и, что самое страшное, он как-то параллельно начал относиться к футболу. Даже перестал смотреть матчи “Лиги чемпионов”. Я мог простить все, но не футбол. Зная его достаточно хорошо, я пытался найти объяснение происходящему. Не нашел. Оставался один вариант: поговорить. Но по удачному стечению объстоятельств, неприятного разговора не состоялось. Я слишком много сачковал занятия, что бы быть в курсе всех, бурлящих на потоке событий. Когда же в очередной раз пятая точка безошибочно и своевременно погнала меня за допуском к очередной сессии, весь поток смаковал весьма интересную тему. Любовь - это когда хорошим людям плохо. Плохо стало только одному человеку – МНЕ! Похоже Амур разрядил не один колчан в Антона С. и большинство стрел выбрали целью его мозг, начисто умертвив его разумную деятельность. Избранницей его стала наша одногруппница Света М. После двух с половиной лет учебы бок о бок, мы даже не всегда здоровались. Теперь, потеряв лучшего студенческого друга, я питал к этой девушке только злобу. В один миг Антон С. лишился всех, щедро предоставленных ему законами физики, степеней свободы. Он стал спутником Солнца, именно так, за эффектную пышную прическу, ласково называли Свету М. Теперь общение с Антоном С. осуществлялось исключительно в стенах храма знаний. На все мои предложения рвануть развеяться, он всегда находил уйму причин, по которым он не может этого сделать. Это было невыносимо. На все мои доводы о том, что он втюрился по самое не могу, Антон С. твердил, что все это бред и долго роман не продлиться. Это было невыносимо. Сущий ад начался в начале четвертого года обучения. Я никогда не забуду глаза Антона С., наполненные не человеческой болью и непониманием, вперемешку со слезами. От этого зрелища у меня у самого внутри что-то лопнуло. Никогда не спрашивал почему, но Света М. его бросила, а Антон С. наконец-то понял, что его крепко зажало в тисках любви. Я и не знал, что в Минске такое большое количество питейных заведений, правда разного уровня. Узнать пришлось из-за необузданного желания Антона С. утопить свое горе в вине. Я как умел выводил его из любовного коматоза: рассказывал о своей несчастной любви, втолковывал ему, что такое невыносимое состояние продлиться не более 3-х месяцев, но все без толку. Вирус любви безжалостно разъедал его плоть. С каждым днем он погружался в себя все глубже и глубже. Вскоре до ватерлинии осталось совсем ничего, а за ней конец, бездна и попытки совершить глупость. Этого я допустить не мог. Я ненавидел Свету М.. Она улыбалась, смеялась, наслаждалась жизнью, а мой друг погибал. Но к счастью, я оказался не одиноким в своих порывах восстановить справедливость. В бой пошла тяжелая артиллерия подруг Антона С. Я даже не заметил, как он вырвал из цепких лапок несправедливости, причитающийся ему кусок счастья. Я не надолго исчез из виду, что бы он им как следует насладился.
В течение этого “не надолго” мой досуг ограничивался 17-тью дюймами монитора моего компьютера и редкими гулянками с Артемом П. и Андреем К. Порознь, мы представляли собой никчемные химические элементы, вместе – динамит. Его взрывная волна всегда рассеивалась в окружающем пространстве не принося никакого вреда. Но сволочное слово “ИСКЛЮЧЕНИЕ” просочилось и в это правило: произошел направленный взрыв. Начиналось как обычно: парк отдыха, бутылка водки и не помню сколько пива. Артем П. – в грязь, мы с Андреем К. – почти. Всеми правдами-неправдами мы выбрались из опустевшего парка и решили двигать домой. Посмотрели на часы и расстроились: домой только пешкарусом. Больнее всего было смотреть на Артема П. Он семенил своими маленькими ножками за двумя гигантами, ножки все время заплетались и он из-за этого почти не продвигался вперед. Движение со скоростью 5 километров в сутки нас не устраивало, поэтому мы с Андреем К. взяли его на абордаж и ускорились. Боги хранили нас в эту ночь. За время нашего долгого путешествия мы не попались на глаза ни одному стражу порядка, хотя по городу было объявлено чрезвычайное положение: накануне был застрелен сотрудник внутренних дел. Финишная прямая представляла собой несколько километров пути по дороге окаймленной лесом. На этом отрезке мы окончательно успокоились и сбавили темп. Вскоре мы увидели какой-то строящийся объект. Стройплощадка была огорожена забором и как положено метровыми козырьками, якобы способными защитить от падения со стрелы крана бетонной плиты. Я шел быстрее всех, поэтому изредка останавливался, что бы дождаться товарищей. Гогот Андрея К. заставил меня сделать это раньше обычного. Я обернулся: Андрей К. держал в руках добротную сосновую доску с торчащими из нее гвоздями. В заборе напротив его такой же не хватало. Он бросил ее на асфальт и ухватился за следующую, она легко и беззвучно извлеклась из конструкции. Я почувствовал, что во мне дремлют многие тысячи гигакалорий невостребованной энергии. Забор прочувствовал, что значит выпустить ее наружу. Мутным взором Артем П. наблюдал за новоиспеченными дровосеками. Затем не впитавшая спиртного извилина шепнула ему: “Останови этот беспредел”. Он неуверенной походкой направился в нашу сторону. Подошел ближе. Вообще вплотную и решил вцепиться в меня руками. Я в порыве страсти драл доски из забора, как заправский стоматолог зубы у пенсионера. Движения мои были слишком быстрыми и Артем П. естественно промахнулся. Вместо меня он вцепился в доску и она под массой его тела, немедля выскользнула из забора. Упав спиной на асфальт он крепко ругнулся. Мы с Андреем К. сфокусировали взгляды на нем. Он немного поскулил, затем ехидно улыбнулся и в его глазах зажегся не здоровый огонь. Он ломал доски забора, как медведь, встретившихся ему людей, в брачный период. Три пьяных балбеса приговорили забор к смерти и начали исполнять приговор. В ход событий вмешались высшие силы. В безжалостной сече Андрей К. поранил руку гвоздем, завизжал на всю округу, как заживо сожженный вепрь и беспредел потерял сознание. Зато его обрели мы. Прочувствовав всю степень своей вины, мы даже сгребли ногами все вырванные доски поближе к забору и пошли дальше. Болевой шок у Андрея К. быстро прошел. Следующее, что различил во тьме его хищный взгляд: таксофон. Утробным голосом он прохрипел:
- Порву как бумагу, - и помчал к нему со всех ног.
Мне стало обидно, что и в этом разгроме я буду лишь вторым. Состязаться со мной в скорости, даже если я в нетрезвом состоянии – глупо. Спорту я посвятил почти 10 лет и лучше всего мне давалась дистанция на 60 метров, столько же было и до таксофона. Увидев мою спину Андрей К. еще больше рассвирепел и закричал:
- Трубка – моя!
Что бы не сбивать дыхания я не стал кричать “фиг тебе”, а подбежав к таксофону схватил трубку, уперся ногой в телефон и мощнейшим рывком разлучил трубку с аппаратом. Повертел ее в руках и с болтающимся до земли шнуром, повесил ее обратно на рычажок. Андрей К. расстроился. На Артеме П. после пробежки вообще лица не было. Довольный собой я вытащил сигарету и закурил. Еще раз окинул взглядом свое “произведение” и не спеша пошел в сторону дома. Если считать, что в жизни надо попробовать все, то я сделал правильно, если нет… Оглушительный скрежет за спиной не дал развить мысль. Я обернулся: таксофон изменил свое положение с вертикального на горизонтальное. Сияющий от счастья Андрей К. отряхнул от грязи плечо. Падение таксофона на асфальт могло произвести значительно больше шума, но на пути ее падения оказался бедолага Артем П. Его впечатало в асфальт и он хаотично дергал руками и ногами. Про себя я поблагодарил человека получившего сплав алюминия, будь этот таксофон из другого металла, на одного друга у меня стало бы меньше. Пара секунд и Артем П. выбрался из под нее. Времени на раздумья не оставалось, шум, вызванный падением таксофона, должен был разбудить живущих в близлежащих домах. Я выплюнул сигарету и задался целью побить мировой рекорд по бегу на 100 метров. Не сомневайтесь, в тот момент мне бы это удалось, но… За спиной, что-то опять упало. Я резко развернулся и еле успел увернуться от мчавшегося как локомотив Андрея К. Упал Артем П. Толком не разогнувшись после выкарабкивания из-под будки, он взял слишком быстрый темп. Как результат: очень болезненное падение. Наши взгляды столкнулись и он подняв окрававленную руку прохныкал:
- Пацаны-ы-ы…
Мои ноги пустили корни. Артем П. сумел подняться и когда поровнялся со мной я быстро осмотрел его руку: жить будет. Врезав ему рукой по заднице для ускорения я побежал рядом с ним. Порядочно удалившись от места преступления мы увидели сидящего на скамейке Андрея К. и упали рядом. Отдышались, переглянулись и рассмеялись. Такого количества адреналина в нашу кровь не попадало никогда. Чудесно отдохнув на скамейке, мы решили ее отблагодарить. Сидят,понимаешь, на ней, лежат, так пусть и она полежит, отдохнет. Вцепились мы в нее втроем и давай из земли дергать. Минут через пять стало ясно, что смастерили ее советские зодчие, предусмотрев нападки со стороны отморозков, коих в этот вечер олицетворяли мы. За все это время она не вылезла из земли даже на миллиметр и окончательно растранжирив запасы энергии, мы уставшие, но счастливые побрели домой. 100 метров. 200 метров. 300 метров, шок: из тени деревьев в нашу сторону направлялись сотрудники доблестной милиции. “Кто? Откуда? Почему так поздно?” На вопросы мы ответили, но они почему-то не верили. Спас паспорт Артема П., который он чудесным образом забыл выложить дома после поездки в военкомат. Убедившись, что мы действительно местные, они нас тщательно обыскали и отпустили восвояси. Нам оставалось только удивляться, как они не услышали воспроизведенного нами шума. Тут мы сами услышали какой-то шум впереди. Шум напоминал работу двигателя, но повсюду был мрак. Наверное глюк. Свет резко включенных фар развеял эти предположения. Свет ударил прямо в глаза и мы дружно зажмурились. Услышали скрип тормозов, звуки открывающихся дверей и крик:
- Руки на капот, е… вашу мать!!!!
Это звучало настолько убедительно, что даже толком не видя машины, мы аллюром понеслись на крик и проделали все, что от нас требовали. Опять менты, только с автоматами калашникова и озверелыми лицами. Вдаваться в подробности дальнейших событий не буду. Оговорюсь разве, что не все спали в эту спокойную лунную ночь и кто-то не поленился набрать “02”, услышав шум за окном. Нам вменяли в вину поломку таксофона, мы совершенно понятно, этого не признавали. Дольше всех в КПЗ просидел я, меньше – Андрей К. Он, не смотря на нашу договоренность, сдал меня со всеми потрахами и на бумаге получалось, что обрывая телефонную трубку я попутно завалил и будку. Перечить я не стал, не хватало еще квалифицированния, как “организованная группа лиц”. Я, значит я. Выйдя на свободу, я с радостью обнаружил ожидавшего меня Артема П. Свежий воздух и теплые лучи солнца вернули его лицу естественный цвет, а судя по его сочувствующему взгляду, мой внешний вид оставлял желать лучшего. Кто-то очень правильно сказал, что предать может только друг, потому, что ты ему безмерно веришь. Чужой же, не смотря ни на что, до конца своих дней, будет всегда находиться под прочным куполом твоего недоверия. После злосчастных событий, только два раза нас троих могли видеть вместе: когда мы писали в УВД объяснительные и когда мы оплачивали штраф в сберкассе. Потом с Андреем К. виделся только я, одногруппничек мать его. За наши проделки меня и Артема П. родители не отпустили на грандиозный праздник, устроенный табачным гигантом “Magna”. И как в народе говорят: “Не было бы счастья да несчастье помогло”. Страшные события произошли 30 мая 2000 года. Погибло много людей и в большинстве своем молодежь. Эта трагедия острым скальпелем скользнула по сердцу каждого жителя Белоруссии. Многочисленные похороны, слезы, проклятья, истерики – заставили время замедлить свой бег. Весь негатив, которым все вокруг пропиталось, надолго заморозил во мне тягу к разного рода увеселительным мероприятиям. Наверное, именно это повлияло на ультрауспешную сдачу сессии, все выпали в осадок от качества моих оценок.
Пятый курс являл собой пародию на четыре предыдущих. Только несколько преподавателей рискнули вложить в наши головы новые знания, остальные занялись наставлениями, как нам вести себя во взрослой жизни. Яркой иллюстрацией пофигистических настроений преподавательского состава, стала сдача государственного экзамена. Пятеро суток я нещадно пичкал свой мозг информацией. В ночь перед экзаменом я элементарно не смог заснуть: мозг распух и уперся в черепную коробку, она из-за этого дико трещала. Поднявшись на час раньше обычного, я начал лакать кофе, наивно полагая, что оно поможет. Умылся, побрился, натянул на себя костюм, собрал в сумку необходимую литературу и уставился на часы: до выхода 1,5 часа. Через час я понял, что в автобусе попросту засну. Пришлось просить Артема П. Что бы завез на машине. Добравшись без осложнений я зашел в учебный корпус. Поднялся на нужный этаж, швырнул сумку на подоконник и рядом приземлился сам. Народ потихоньку стекался и я с удовлетворением отметил, что состояние у них не лучше моего. Внезапно открыв глаза понял, что все-таки лучше. Не знаю сколько я спал, но очередность сдачи экзамена была сформирована без моего участия. Подошедший Антон С. подлил масла в огонь, раскритиковав мое пофигистическое отношение к такому важному событию. Я шел предпоследним. Единственное, что меня порадовало, так это перспектива выспаться. Но к несчастью одним из первых отстрелялся Антон С. и фиг дал мне поспать. Мы беседовали о перспективах на вечер, как вышедший из аудитории очередной счастливчик сказал, что теперь иду я. Задние парты были заняты и я с большим трудом вклинился где-то посередине. Первое, что вызвало шок - однокурсники безбожно списывали. Даже я ,со своими слипающимися глазами, отчетливо видел и слышал как листаются конспекты и книги. Преподаватели – ноль внимания. Вытянул билет. Сел. Изучил вопросы – знаю. Начал писать на бумаге – не знаю. В голове царил хаос: формулы и определения перепутались и исказились до безобразия. Кто-то из экзаменационной комиссии ”обрадовал”, что до окончания экзамена осталось 10 минут. Интересно, а кто-нибудь еще получал 2 балла по госэкзамену или этой чести удостоюсь только я? В задумчивости я закинул ногу за ногу и сделал это так не ловко, что коленом задел стопку чьих-то книг в парте. Они с грохотом посыпались на пол и мне стало ясно, что это для меня закономерный финал экзамена. Преподаватели перестали разговаривать и дружно уставились на меня. Один из них произнес:
- Алексей, пожалуйста будь поаккуратней, - остальные одобрительно закивали головами и опять принялись, что-то обсуждать. Короче, выкладывая книги на стол и открывая их на нужных страницах я не испытывал ни мальейшего чувства стыда. Напротив, преподаватель, чей взгляд случайно падал на это безобразие, тут же виновато отводил глаза. На что у меня не хватило наглости, так это потребовать пять баллов. Я значительно облегчил работу комиссии, утверждая, что мне хватит четверки. Выйдя из аудитории я поинтересовался чьими книгами довелось воспользоваться и пожал ему руку. Через некоторое время всех нас загнали в аудиторию и огласили оценки. Мастерство – когда получаешь пятерку, посредственность – четверку, искусство – тройку. Творческие люди нашлись и у нас. Оставалось только поражаться, сколько же надо было приложить для этого усилий. Не смотря ни на что, все были счастливы и прекрасно отметили сданный экзамен. Все что теперь маячило на горизонте – диплом. Это никого не пугало, потому что времени было больше чем достаточно. Я часто проводил время с Антоном С. и Светой М. Оказалось, что Света М. Очень даже ничего и я начал питать к ней исключительно дружеские отношения. Получив тему дипломного проекта я не откладывая в долгий ящик принялся за расчеты. Все получалось удивительно легко. Я все решал, решал и думал, как же все хорошо, пока не встретился с Антоном С. Он пнриехал из Жодино, что бы вплотную заняться дипломом. Каково же было мое удивление, когда я увидел на сколько он ушел вперед. Я опешил. Как же так. Ведь мой руководитель уверяла меня, что все в порядке. Я был на грани срыва, а через несколько недель грань была стерта.
Все началось в мае. Именно в конце его родимого я понял,что не успеваю закончить дипломный проект в срок.Разумеется паника,прессинг по всему полю со стороны родителей,обидные и надоедливые подколки старшего брата.
Обладая завидной впечатлительностью от каждой подколки брата я погружался в коматозное состояние, в ушах стоял противный скрип кирзовых сапог, перед глазами маячила блистательная карьера дворника широкого профиля. Все это придавало сил и нездорового оптимизма для осуществления акта перехода в мир иной. Сейчас конечно воспоминания о делах давно минувших дней заставляют губы расплываться в улыбке. Однако это сейчас. Вообще меня бесят люди на вооружении у которых фраза типа “Мне бы твои проблемы”. Зачастую это люди постарше отказывающиеся вспоминать о том, что, в детстве разбив обожаемую мамой вазу, переосмысливали все свои скудные жизненные принципы, так же как и сейчас въехав на «жигулях» в роскошную задницу 600-го «мерина». А чего стоят сладостные мгновения отцовской порки, после которой ребенку решительно ясно, что эти взрослые дядя и тетя получают неподдельный кайф истязая его пятую точку.
В моей голове роились тысячи и тысячи идей, однако ни одна из них помочь была неспособна. Будь то академический отпуск, взятый для ухаживания за троюродным дедушкой внучатой племянницы, проживающим в Гватемале или церебральный паралич, сковавший вдруг юное тело. Все было не то. «Академка» означала потерю друзей, подруг, гордости, черт, побери!!! Правда в скором времени я убедился, что в планы друзей и подруг потеря меня тоже не входила.
Постепенно погружаясь в гремучие дебри зловещего уныния, я потерял все присущее нормальному человеку: аппетит, сон, чувство собственного достоинства; одним словом - раскис. Прикуривая сигарету от сигареты, я мог часами сидеть на скамейке перед учебным корпусом, обременяя себя глобальным мыслительным процессом на тему: ”Как же тебя угораздило Леха упороть такой косяк?”. Проще всего удалось найти повинных во всех моих бедах, я разумеется и рядом не стоял. Взглядом впился в окна 6-го этажа. Она где-то там. Женщина, с которой государство поступило чрезмерно гуманно, внеся в уголовный кодекс статью предусматривающую лишение свободы соответственно за лишение жизни. Она не даром носит гордую фамилию Могилат, правда, до сих пор не понятно, зачем на конце Т, наверное, сокращение слова “твоя”. Не важно как, не важно почему но “Могила Твоя” была дарована мне судьбой в качестве руководителя дипломного проекта. Отмечу только ее феноменальную способность давать неправильные формулы, придуманные каким-нибудь угрюмым академиком, в изрядном подпитии или давала чертежи, выполненные на древнейшем пергаменте, которые рассыпались в руках, вызывая неописуемый восторг одногруппников. В последствии, я стал этаким приблудой: блуждал от препода к преподу и был в итоге послан подальше.
Я и “Теплоснабжение города”, две несопоставимые величины, разная весовая категория, а делать надо. Спасли друзья. Самому, всего-навсего на месяц пришлось забыть обо всем кроме вечного: карандаш, циркуль, ручка, калькулятор, форматы А1 и А4, водка и пиво. За этот нелепый месяц, я изжил себя. Все вокруг изменилось, я почувствовал перемены в себе. Предрассветное пение птиц - стало каким-то враждебным, дневной свет – зловещим, началась некая метаморфоза, долгий и нудный процесс разложения каждой клеточки головного мозга на молекулы для того, что бы потом, спустя какое-то время, посмотреть на мир другими глазами.
В период этого не самого приятного процесса, в моей жизни произошло одно значимое событие, предопределившее будущее. Как сейчас помню взволнованные лица однокурсников: натянутые улыбки, мандраж, одним словом – общий психоз. У нас открылся передвижной ежегодный рынок рабов. Дабы не шокировать общественность обозвали это цивилизованно – распределение. Суть сего действа сводится к тому, что студент хочет он этого или нет, обязан связать свои ближайшие два года полноценной жизни, с каким-либо государственным предприятием. Короче веселуха. Сидит толпа взрослых интеллигентных людей и орет, перебивая друг друга, о том, как круто получать пятьдесят долларов и работать на заводе или шестьдесят долларов и напрягаться в проектном. Короче говоря, я и не заметил, как пришел мой черед открыть дверь в новую жизнь. Но замечу, что в этот день на течение событий, что-то определенно повлияло. Во-первых, автобус, на котором я добирался в универ, два раза глох. Затем в салоне подозрительно запахло паленой резиной и водитель, остановившись, тактично поинтересовался, стоит ли ехать дальше, на что пассажиры одобрительно загудели и автобус отправился в продолжительное стометровое путешествие. Хлопок и у автобуса осталось три колеса. Дабы не испытывать судьбу, оставшееся расстояние я покрыл на своих двоих. Хотя я и опоздал, но ничего интересного не пропустил. Во-вторых, когда детей сирот без нежной государственной опеки осталось не более тридцати из семидесяти, по коридору, сметая все на своем пути, вихрем промчалась пара взмыленных мужиков: пальто на распашку, языки вместо галстуков, шапки набекрень. Парочка быстро сориентировалась и на глазах у изумленной пытливо глядящей студенческой братии прошмыгнула в царство работорговли. А народ сразу загудел, занервничал, мол, может что дельное, а очередь уже прошла. Вышедший трудоустроенный пролил свет на этих Зорро. Господа представляли таинственную зашифрованную организацию – ОАО ”МАПИД”, что это такое, никто не знал.
И вот он момент истины. Слышу свою фамилию. Лицо поумнее, дверь плавно на себя, переступаю порог и оказываюсь перед широкой публикой. Тридцать или сорок пар хищных глаз рвали меня на куски. Хорошо, что разрешили присесть, а то дышать не чем, да и волнение достигло своего апогея. После меня должно было идти не более десяти человек, пятеро из которых папами и мамами были распределены еще при рождении. Такого праздника души у меня не было никогда. Визги, крики, одно только, что на колени не падают и такой-то завод, и сякой, пять проектных, что-то еще, а я молчу. Такой хаос, что совершенно невозможно сконцентрироваться. Из этого звериного гвалта только слова выдергивать и получалось. В какой-то момент до меня дошло, что так дело не пойдет, здесь куется будущее, мое будущее, а я ничего не соображаю. И я сделал ход конем: “Так и так господа, парень я подвижный, инициативный на одном месте не усижу, каков уж есть». Проектные, как и предполагалось в осадок, зато у остальных вообще крышу сорвало. И во всем этом хаосе слышу такое таинственное и приятное, словно голос из детства нежный, влекущий: ”МА-А-А-ПИ-И-И-ИД”. Жребий брошен. Резким движением вскидываю руку. Тишина. “А что делать то надо?” – спрашиваю. “ Да прорабом мил человек будешь”. Если честно, то я вообще не имел понятия кто это такой. Смахивало на “профессиональный раб” и больше никаких аналогий. Однако мелодичный голос говорившего, его ясный прямой взгляд сделали выбор безальтернативным. Согласился я. После, разочарованный вздох проектантов, заводчан и бешенное пламя превосходства в глазах «МАПИДовцев».
Вышел я значит, все атакуют, что за “МАПИД” такой, а я молчу и только улыбка до ушей. Терпеливо дождался окончания сего мероприятия и вот они апостолы моей новой неземной жизни. Поговорили мы, значит, прикинули сроки сдачи диплома и тут, от них, последовало неожиданное предложение поработать до сдачи диплома в охране жилых домов, готовых под заселение. А за одно расшифровались – “Минское Арендное Предприятие Индустриального Домостроения”.
Молекулы вновь образуют клеточки, клеточки – полушария, полушария – мозг. Все студент Леха умер. Да здравствует новая личность ставшая под знамена доблестных охранников государственного имущества!!!
Tags: литдыбр
Subscribe

  • Путь воина

    17 ноября 1989 года милиция в Праге жестко опиздюлила мирный студенческий марш. Затем сарафанное радио разнесло весточку о погибшем студенте. И…

  • Почему в Беларуси футбол мёртв

    Наши Степянские ребята еще долго будут кусать себе локти, что никто не снимал значимый футбольный матч. К нам с Степянку приезжал дубль нашумевшего…

  • Ахахаха

promo alex_mantana october 11, 2016 13:08 12
Buy for 20 tokens
Было мне в ту пору 19 лет. И вот однажды, на православную пасху, брательник мой старший, предложил съездить в центр Минска на всенощную. А пейзаж за окном такой унылый, погода, вообще молчу: слякоть, лужи, с неба то дождь, то снег, но предложение махануть перед этим пивка, пересилило и мы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments