alex_manTana (alex_mantana) wrote,
alex_manTana
alex_mantana

Такая, блин, вечная молодость. vol 2

Стало ясно, что халявы не будет. Стало ясно, что в последний год учебы мне придется забыть обо всем, что может помешать поступлению в ВУЗ. И у меня получалось. Леонидыч вывел нас с Артемом П. в математике на качественно новый уровень. Физику в конце концов я просто понял и больше не испытывал проблем. 11-й класс был пройден на одном дыхании. Немного понервничал на выпускных экзаменах. Частенько до утра решал задачи по физике. Доказывал недоказуемую геометрию. Совсем не плохо сдал экзамены и… А куда, собственно, поступать? Половина одноклассников твердо решили идти в военную академию, мне почему то не хотелось. Мы долго рассуждали на тему поступления с Артемом П. Он знал, что хочет в политех на ювелирное дело, я точно знал, что на ювелирное дело не хочу. Но куда я хочу, я тоже не знал. Побывав в главном корпусе Белоруской государственной политехнической академии (БГПА), Артем П даже начал заикаться от восторга. Было очевидно, что уверенно я чувствую себя только в физике и математике. С сочинением на белорусском языке, проблем тоже не должно было быть. Такой набор испытаний предъявляли три ВУЗа: БГПА, аграрно-технический и радиотехнический. Перспектива занять должность агронома в колхозе “Путь к комунизму” мне не улыбалась. Телевизоры ремонтировать тоже не хотелось. Выбор пал на политех. Специальность выбрал от фонаря. Приехали с мамой в главный корпус БГПА, информационные стенды глазами сверлим, тут замечаю какие-то цифры. Оказалось, что они обозначают сколько людей зачислили в прошлом году. Я обежал весь периметр холла и нашел самое большое количество: факультет энергитического строительства, специальность: теплогазоснабжение, вентиляция и охрана воздушного бассейна. Мама перечить не стала и мы пошли подавать документы. До вступительных экзаменов я редко покидал квартиру. Садился за стол утром, ложился спать на рассвете. Мама удовлетворяла любой мой каприз. Однажды, мучаясь над очередной задачей по физике, меня придушил страх: что же будет если я не поступлю? Мама вложила в меня столько времени и средств, истратила столько трепета и заботы… После таких мыслей я с утроенной энергией решал, решал и решал. В те дни я начал намного больше курить. Мама и на это закрыла глаза.
Каждый, кто поступил, может рассказать по вашей просьбе, многочасовую байку о любом из вступительных экзаменов. Находясь в состоянии запредельного нервного перенапряжения, человек запоминает даже количество мух, ползавших по его парте и летавших по аудитории. Плюс ко всему будет говорить, что абсолютно не нервничал, знал больше чем надо и все такое. Реально, каждый экзамен – это клиническая смерть в миниатюре. Кровь перестает поступать к пальцам рук и ног, они начинают трястись, мгновенно вибрация распространяется по всему телу и клиент готов. Валерьянка здесь не союзник, она начисто убивает инстинкт самосохранения, а он, родимый, способен на многое. Я решил употребить средство его обостряющее и способствующее повышению эффективности работы языком – пиво. Наверх плитка шоколада и в путь. Физика и математика – четыре балла. Результат не плохой, но смущали медалисты и приколисты. Приколисты – люди поступающие по направлению. Им достаточно получить все тройки. Через терни к звездам прорвались только те, кому повезло с соседом по парте. На вступительных экзаменах помогать не принято, но слушать весь экзамен их нытье сможет не каждый. Вот и находили ребята по 2-3 минуты, что бы сделать этим бедолагам необходимый минимум. Если за одной партой сидело два приколиста, то они обнимались и плакали. Приезжая в назначенный час вывешивания стендов с полученными оценками, я не раз становился свидетелем очень неприятных сцен: слезы, сопли, отрешенные взгляды. Странно, но это приносило лишь удовлетворение. Конкурентов становилось меньше. После всех подсчетов, пересчетов стало ясно, что сочинение – формальность. И эту формальность я под фанфары завалил. Знал, что у меня восемь исправлений. Знал о том, что два исправления – ошибка. Вечером я долго стоял перед стендом с оценками и даже прослезился. Слезы счастья не горькие, а очень даже приятные на вкус. Я выжил в этой суровой сече. Меня, лежащего израненным посреди поля боя, не добили прицельным выстрелом в голову, а излечили. Это событие явило собой панацею от всех душевных расстройств на ближайшие полгода. Больше меня, пожалуй, радовалась только мама. Артем П., после долгих и мучительных раздумий, окончательно тронулся умом и поступил в БГУ на платное отделение факультета прикладной математики. Не мне судить, но это были понты. Тяги к математике у него не было никогда, но тяги учиться вместе со мной тоже не было. Остальные одноклассники поступили куда хотели. Остаток лета мы провели вместе: веселились, купались, пили. Это было последнее лето детства, бесшабашности и восторга. Впереди борьба и неизбежное взросление. Мы ждали сентября.
Пятнадцатый учебный корпус БГПА, куда согнали все строительные специальности, олицетворял собой полет фантазии пьяного студента-архитектора. Здание действительно отличалось от других неповторимой формой и содержанием. Издали, форма корпуса напоминает трамплин. Внутри были предусмотрены экскалаторы и даже были смонтированы. Однако стояли колом. Поговаривали, что при их запуске корпус чуть было не разволился пополам. Умные люди решили повременить с их пуском и доработать их конструктивно. Предприимчивые студенты не позволили развалить родной корпус и извлекли из конструкции все цветные металлы. Но в целом мне все очень понравилось. Главное, что теперь я служитель этого храма знаний. Но первые слова, которые я в нем услышал, таили в себе угрозу. Дело в том, что когда нам раздавали студенческие и зачетки, то не двусмысленно намекнули, что до сдачи первой сессии мы еще не студенты. Я не придал этим угрозам ни малейшего значения, ведь у меня был живой пример - брат. Его подъем с утра обламывался классической фразой: “Мама мне сегодня к третьей паре”. Мама отставала от него и переключалась на меня. Меня это начало раздражать. Вычислив самые не интересные предметы, я клонировал утренние фразы брата. Правда, не учел одну деталь: брат учился на четвертом курсе. Коллектив моей группы ХХХ был разношерстным. Хватало и крутых, и блатных, тупых и умных, и т. д. и т. п. Каждый представлял собой личность и уже в зависимости от свойств личности я с кем-то сближался, а кого-то сторонился. Первым человеком с которым я по настоящему подружился был Вадим П. Вадик был родом из г.Бреста. Человек очень уникальный и незаурядный. Нас сближала музыка. Более того Вадик П. прекрасно играл на гитаре, я тоже кое-что умел и мы неоднократно лабали одновременно на двух гитарах. Мы могли часами беседовать о музыке. Перемывали косточки всех кто вправе и кто не вправе нести свою музыку людям. Вскоре, своей простотой и открытостью меня привлек Андрей К.. К слову он был первым из иногородних, кто пригласил в общагу на день рождения группу в полном составе. Напились страшно. Общагу я покидал в абсолютной прострации. Тут еще какие-то старшекурсники начали стрелять сигареты. Сигареты у меня были, но делиться ими я не с кем не собирался. Получил ногой в живот. Меня вырвало. Прекрасно чувствовал как из моего кармана извлекли пачку сигарет, но при этом ничего поделать не мог. Поскольку и на трезвую голову я не мог вспомнить их лица, то решил поскорее об этом забыть.
Студенчество срывало мне крышу. Редкий преподаватель отмечал присутствующих на своем предмете. Такие предметы я посещал, но остальные… Жизнь пульсировала и я понимал, что стал неограниченно свободным. Правда, был один маленький ограничитель – начертательная геометрия. К концу первого полугодия, он из маленького превратился в гигантский знак “STOP”. Чтобы не говорили, но в нашей жизни всегда находится место чудесам, хитросплетение которых позволило мне официально стать полноправным студентом. Конечно, качество оценок оставляло желать лучшего, но мне было плевать. Вообще я понял, что мне везет по жизни. Меня преследовали стабильность и постоянство. В школе мой класс называли самым неуправляемым и своенравным. В БГПА моя группа оказалась вообще крепким орешком. Но после первой сессии корпус нашего судна получил шесть пробоин. Совершенно понятно, что пережив первую глобальную чистку, оставшийся колектив начал чаще контачить между собой. Пьянки пьянками, музыка тоже хорошо, но у меня было и более глобальное увлечение, самое захватывающее и на всю жизнь – футбол. Единственное стоящее издание, освещающее этот зрелищный вид спорта, выходило по вторникам и четвергам. В эти дни были тяжелейшие предметы, пропускать которые было смерти подобно. Однажды, разжевывая каждую строчку отчета о результатах очередного тура итальянской «серии А», до моих ушей донесся робкий шепот:
- Слушай, а как Лацио сыграл?
Tags: литдыбр
Subscribe

  • Ахахаха

  • Вдогонку

    Ну так, до ответного матча ведь еще время есть, бггггггггг Можно по понтарезить чутка.

  • А так можно было?

    Что-то я недопонял как так вообще могло получится? Мне что, опять начинать болеть за Динамо(Минск)? А то я на них болт давно забил, понабрали…

promo alex_mantana october 11, 2016 13:08 12
Buy for 20 tokens
Было мне в ту пору 19 лет. И вот однажды, на православную пасху, брательник мой старший, предложил съездить в центр Минска на всенощную. А пейзаж за окном такой унылый, погода, вообще молчу: слякоть, лужи, с неба то дождь, то снег, но предложение махануть перед этим пивка, пересилило и мы…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments